Родство душ

Быть рядом с великим человеком – это почетно и увлекательно, легко и одновременно трудно. Легко быть единомышленником, трудно соответствовать уровню и сохранить свою индивидуальность. Сегодня мы поговорим о жизни, работе и творчестве с преемником великого модельера Пьера Кардена, его племянником, дизайнером и архитектором Родриго Басиликати.

– Родриго, Вы дипломированный архитектор и занимаетесь дизайном мебели, театральными декорациями. Какой из стилей Вам наиболее близок?

– Для меня главное – это свобода самовыражения и творчества, мой собственный стиль, ни в чем не похожий на работы других. Именно в архитектуре это воплотить всегда сложнее, чем в дизайне. Необходимость создавать инженерную структуру – это клетка, из которой нельзя выбраться. Я люблю округлые линии, смешение геометрии с чувственностью и точный инженерный расчет. Это продиктовано тем, как развивалась моя личность, и распространяется на все виды деятельности, которые я люблю. Очень важную роль в моем творчестве играет музыка. Врожденные умения и приобретенные технические навыки помогают мне превращать идеи в реальность в естественной манере, не прибегая к помощникам. Только когда творишь сам, дизайн получается более индивидуальным, а по работам можно сразу узнать руку мастера, который их сотворил.

Родриго Басиликати

– Многие известные модельеры в начале творческого пути были архитекторами. И это неслучайно: архитектурное образование ставит конструирование одежды на достойную высоту. Современная архитектура влияет на моду?

– Архитектура, с одной стороны, позволяет, а с другой – требует очень широкого видения форм в пространстве. Такие дизайнеры, как Пьер Карден, а я отношу себя к его последователям, любят сильные формы и объемное видение. В моем понимании, они определенно были архитекторами в прошлой жизни. Их идеи немногочисленны, но очень узнаваемы. Однако нельзя забывать о внимании к мельчайшим деталям. Это требует большого вкуса, который зависит, прежде всего, от культурного багажа творца. Влияние этого базиса сковывает развитие творческой индивидуальности и повышает риск потерять узнаваемость. Но именно в этой борьбе и рождается настоящее искусство. Пьер Карден всегда говорит, что костюм или объект настоящего творчества должен оставлять след в памяти зрителя с первого взгляда. Я полностью с ним согласен!

Pierre Cardin

– Вы известны как дизайнер и архитектор. О каких Ваших талантах мы еще не знаем?

– Искусство сопровождает меня с детства и определенно наложило след на мое творческое взросление. Мои родители занимались архитектурой, математикой и физикой, интересовались историей искусства. Мой дядя – художник, творец и предприниматель, создавший бизнес-империю в моде и не только, с которым мы очень близки уже 25 лет. Все эти факторы, вне сомнения, оказали на меня большое влияние. При всей своей творческой натуре я люблю работать в коллективе. Здесь я проявляю себя как организатор и инженер, и это помогает мне в управлении бизнесом. И мой дядя все больше и больше просит меня участвовать во всех его проектах, на различных стадиях творческого процесса – от создания концепции до дизайна, инжиниринга и реализации прототипов, которые я всегда делаю сам, а затем и в производстве готовой продукции. Кроме того, я лично занимаюсь взаимоотношениями с клиентами, потому что хочу знать тех, кому нравится мое творчество, и тех, кто любит марку Pierre Cardin. Пожалуй, есть еще один компонент, который я ценю более, чем архитектуру, дизайн и музыку, – это умение что-то делать руками, которое прекрасно развито у меня: сказываются 40 лет занятий фортепьяно. Это помогает мне при воплощении моих замыслов в скульптуре.

Империя моды

– Пьер Карден часто говорит в интервью, что он особенно любим в России, Китае, Японии и что он отвечает этим странам такой же нежной любовью. А какие страны близки Вам?

– Я много путешествовал, был в постоянных разъездах между Россией, Китаем, Японией и Америкой. Но так случилось, что в Россию я приезжаю чаще всего. И могу сказать, что душа русского художника не так уж сильно отличается от души итальянского. Я на уровне эмоций ощущаю свою близость к России. Неслучайно мне так нравятся Мусоргский, Скрябин и особенно Рахманинов – это мои любимые композиторы. Так что после Италии мне очень близка Россия.

 

Ваши комментарии

Geef een reactie

Het e-mailadres wordt niet gepubliceerd.

Последние статьи

Sobolj: квинтэссенция опыта и знаний
История взаимодействия консалтинговой компании Sobolj с цветочным сектором России и Голландии уходит корнями в 90-е годы прошлого века,... читать дальше
Амстердамские тайны первого класса
Мы уже не раз писали про Амстердам и его особенные места. Сегодня мы снова заглянем в историю этого древнего города, чтобы найти... читать дальше
Любовь к цветам, помноженная на трудолюбие
Сегодня у нас в гостях, можно сказать, живая легенда российской флористики, которую знают все, кто неравнодушен к флористическому... читать дальше
Такой нежный и такой редкий
* Из наших лучших публикаций Каждый год мы думаем, что эта информация уже не актуальна. Но реалии жизни таковы, что варварское... читать дальше
Яркие цветы ее жизни
Сколько бы веков ни длилась история человечества, разговоры о том, что есть женское дело, а что нет, не утихают на всех этапах... читать дальше
О цветочных амбассадорах (часть 2)
Я не могла упустить возможность и не спросить лично у Ан, что значит для нее это мероприятие, ведь именно она приложила массу усилий и... читать дальше